(Из книги: Невидимая брань. Блаженной памяти старца Никодима Святогорца. 
Перевод с греческого епископа Феофана. Изд. 5-е. М., 1912. Репринт: М., 1991. С. 194-201.)

Не словом только надо молиться, но и умом, и не умом только, но и сердцем, да ясно видит и понимает ум, что произносится словом, и сердце да чувствует, что помышляет при этом ум. Все это в совокупности и есть настоящая молитва, и если нет в молитве твоей чего-либо из сего, то она — или несовершенная молитва, или совсем не молитва…

Как научиться такой молитве? Вот тебе ответ: учись так именно всегда молиться, то есть не словом только, но и умом, и сердцем — и научишься. Как научился ты читать? Стал над этим трудиться — и научился. Как научился писать? Стал писать — и научился. Так научишься и молиться, как показано, если станешь молиться именно таким образом.

Слова молитвы ты знаешь, конечно. Они содержатся в наших молитвенниках и церковных богослужебных книгах. Они — молитвенные излияния, исторгавшиеся из сердец святых мужей и жен, когда, Духом Божиим движимые, они изрекали пред Богом желания сердца своего. В них заключен дух молитвенный; этим же духом преисполнишься и ты, если будешь прочитывать их как должно, — как дух какого-нибудь писателя сообщается тому, кто читает его с полным вниманием. Это все испытывают; я думаю, и ты испытывал…

Итак, имей молитвенник и в определенные времена для молитвы, обыкновенно утром и вечером, читай положенные там молитвы, вникая в каждое слово, помышляя так, как там изложено, и те же в сердце стараясь воспроизвести чувства, какие движутся в читаемой молитве. Вот и вся премудрость! Так обычно все и делают.

Так обычно делают все, это правда, — скажешь. — Но отчего же не все имеют молитву достодолжную?

Оттого, что делать так — делают, то есть берут молитвенник, становятся перед иконами и читают, но ума и сердца своего сюда не прилагают: ум бродит не знать где, а сердце услаждается своим чем, а не молитвенным. А ты, молясь, и ум свой заключай в слова молитвы, и сердцем своим воспринимай изрекаемое ими — и тотчас ощутишь плод от такого молитвословия.

Итак, словеса молитвенные имеешь, что значит понимать их и чувствовать — знаешь, и это в твоей власти. Стало быть, молитва и успех в ней — в твоих руках. Трудись неотступно — и добьешься успеха. Предложу, однако же, нечто в руководство к вернейшему успеху.

1. Потрудись, не в молитвенный час, а в другое свободное время, обдумать и прочувствовать положенные молитвы. Сделав это, ты во время молитвословия не встретишь никакого труда воспроизвести в себе содержание читаемой молитвы; даже лишь только начнешь какую молитву — ее мысли и чувства предстанут сознанию твоему, и ты будешь произносить молитвенное слово, как если бы оно было твое собственное и исходило из твоего сердца, в нем порождаясь, а не влагаемо будучи в него.

2. Потрудись, обдумав и прочувствовав молитвы, заучить их на память. Сделав это, ты будешь молитвы носить в себе. Пока они в молитвеннике — они вне тебя, а когда заучишь их — они станут внутри тебя, и ты, в каких бы обстоятельствах ни находился, всегда будешь иметь с собой молитвенник свой. К тому же, заучивая молитвы, ты глубже запечатлеешь в себе мысли и чувства молитвенные, чем просто только обсудив их и обчувствовав. От такого изучения в тебе образуется молитвенный строй, если будешь не слова только заучивать, но и в мыслях тех и чувствах быть, которые содержатся в молитве. А это наилучший путь к успеху в навыке достодолжной молитвы.

3. Когда настанет время для молитвословия, не сразу, как только оторвешься от обычных дел, начинай молитвословить, а наперед приготовься к тому: «постой мало молча, дондеже утишатся чувства», как учит тебя молитвенник, и воспомяни, к чему приступаешь и что имеешь совершить, кто ты, приступающий к молитве, — и кто Тот, пред Кем будешь изрекать молитвы твои, и что именно должен ты изречь и как. Такое приготовление делают необходимым утром — расслабление души от погружения в сон и нападение забот о предстоящих делах дня, тотчас по пробуждении, а вечером — многообразные впечатления дня и особенно случаи выдающиеся и поразительные, приятные и неприятные. Постарайся все выпроводить из сознания, чтобы дело молитвы заняло потом все твое внимание и ей одной исключительно ты мог посвятить предстоящее время. Случаи поразительные, если не успеешь управиться с ними, обращай в предмет молитвы: или благодарения, или испрашивания помощи и избавления, или предания их и себя и всего своего в волю Божию.

4. Перед самым началом молитвословия поставь себя в присутствие Божие до сознания и чувства Его с благоговейным страхом, и восставь в сердце живую веру, что Бог видит и слышит тебя, что Он не отвращается от молящихся, но с благоволением взирает на них, — и на тебя в час молитвы сей, и окрылись упованием, что Он готов исполнить и действительно исполнит прошение твое, если оно душеполезно для тебя.

5. Настроясь так, изрекай молитвы свои, всеусильно углубляясь в них и всячески заботясь о том, чтобы они исходили из сердца как твои собственные, хотя они заученные. Не дозволяй вниманию твоему отклоняться и мыслям улетать на сторону.Как только сознаешь, что это случилось, — возврати мысли свои внутрь и начинай опять молитвы с того пункта, с которого внимание твое отклонилось на другое что.

Заметь, что внимание не рассеивается, когда сердце бывает в чувствах молитвенных. Поэтому более всего и пекись об этих чувствах. Не дозволяй себе спешить в молитвословии, а все его благоговейно, как священное дело, с терпением доводи до конца.

6. Если среди молитвословия в таком настроении и порядке какой-нибудь предмет молитвы особенно падет тебе на сердце, окует твое внимание, как по обстоятельствам близкий тебе, и вызовет у тебя собственное молитвенное слово, — не попускай сему случаю пройти мимолетно, но остановись в нем и молись своим словом, пока удовлетворится породившееся молитвенное чувство или потреба.

7. Если потрудишься так совершить молитвословие, то вынесешь из сего молитвенное настроение, которое позаботься сохранить сколько можно в силе. Для этого не тотчас кидайся на обычные дела и никогда не думай, что, совершив свое молитвенное правило, ты все кончил в отношении к Богу и что тебе можно теперь дать волю своим мыслям и чувствам. Нет, ты и во весь день должен стараться держать себя так, как был на молитвенном правиле. Чтобы это поддержать, не забывай, что пред Богом ходишь и Его десницей держим над бездной небытия, — и, содержа это в мысли, всякое дело свое, и большое и малое, совершай, как Бог того хочет, у Него испрашивай на все благословения и к славе имени Его обращай все. Действуя так, ты до самого вечернего своего молитвословия дотянешь в добром молитвенном настроении. Совершив и вечернее правило таким же образом, ты ночь проспишь добре. И вот у тебя сутки доброго молитвенного настроения!

Проводи так день за днем — и в несколько месяцев, а может быть, и недель, сделаешься сильным молитвенником, и молитва, как неугасимая лампада, начнет непрестанно теплиться в сердце твоем.

8. Приложу и еще одно правильце: именно, непрерывность такого делания молитвенного, от начатия его до преуспеяния в нем… Если же ныне ты хорошо помолишься и поддержишь себя в молитвенном настроении, а завтра дашь себе волю и проведешь день распущенно — то, так действуя, никогда не преуспеешь в молитве. Это будет то же, что строить и разорять… И можно дойти до того, что молитва совсем заглохнет и душа сделается негожею для нее. Начав, надо терпеливо пребывать в молитве, не ослабевая и не давая себе поблажек льготами и вольностями.